Явка с повинной к товарищу Сталину

Комсомольцы-убийцы и растратчики из очередного архивного документа прокурора Вышинского. Очень большие сомнения, что документ этот составлен в 1937 году. Гораздо любопытнее другое – как врут про него современные газеты. И почему сотни рецидивистов приходили в 1937 году сдаваться с газетой «Известия» в руках.

Перед нами письмо Прокурора Союза Вышинского Сталину и Молотову от 25 марта 1937 года. Оформлено для секретного документа (а письмо именно секретное) довольно странно. Я бы поставил на то, что перед нами очередная, вброшенная в архивы фальшивка.

Тем не менее, некоторые реальные основания под ней имеются. Прокурор сообщает вождю, что всего за одну неделю марта в милицию и прокуратуру сдались 151 преступник.

Все – рецидивисты, решившие стать на честную дорогу жизни. Двадцать из них – беглые из лагерей, которые в эти же лагеря и были возвращены.

Тут же праздник для либеральных историков. Вышинский, якобы, описывает типичного комсомольца. В лучших традициях антисоветской прессы конца восьмидесятых.

Сдаваться пришёл комсомолец Рыбин двадцати четырёх лет. Оказывается, в 1930 году он в Скопине убил человека. А ещё через два года убил второго в Средней Азии.

Кстати, довольно странный текст для прокурора. У них голова работает профессионально совсем не как у журналистов или либеральных историков. Факты всегда должны быть предельно конкретными.

Что такое «в Средней Азии»? Конкретный населённый пункт должен быть указан! Где, кого, когда, за что! А тут какая-то клоунада.

Тут же Вышинский сообщает, что комсомольца даже не искали. Органы так и не смогли раскрыть ни первое, ни второе убийство.

Фальсификаторам мало и этого. Надо бы комсомольца мазнуть ещё посильнее. Поэтому в письме сообщается, что Рыбин ещё и казнокрад. Уже в 1937 году растратил под две тысячи казённых рубликов.

Обсуждать всерьёз эту бумагу даже не хочется. Веры ей никакой, хоть и хранится в государственном архиве. Донесения прокурора пишутся совсем не так.

Давайте нынешнюю прессу почитаем про те же самые события. Например, портал газеты «Известия». В марте 2005 года вышла статья «Реалити-шоу Явка с повинной».

Журналисты вспоминают крайне полезную кампанию в «Известиях» от марта 1937 года. Тогда известный писатель Лев Шейнин, он же следователь по важнейшим делам Прокуратуры СССР, написал в газету ряд статей.

Кстати и писатель и юрист знаменитый. Например, именно Шейнин работал во время Нюрнбергского трибунала заместителем главного обвинителя от СССР Руденко.

Следователь призывал преступников порвать с тёмным прошлым. Становиться нормальными Советскими людьми – понести наказание, честно работать и жить.

Конечно, ядовитая статья «Известий» современных не права. Никаким «реалити-шоу» это не было. Да, кампания с целью призвать преступников исправляться. И довольно успешная.

После этих публикаций довольно массово люди, нарушившие закон, потянулись в органы. И действительно, части народа, совершившего не тяжкие преступления, был дан второй шанс.

Отправляли учиться, отправляли работать. Честным трудом заслужи путёвку обратно в нормальную жизнь. Напомню, это людоедский 1937 год!

Впрочем, новые «Известия» про дела «Известий» Советских пишут совсем иначе. Как будто совсем разные газеты, только давнее название позорят. Вот как пишет журналист в 2005 году:

И когда посреди всего этого совсем не безгрешный в те годы Шейнин с умилением рассказывает, как душка Вышинский являл чудо всепрощения покаявшимся уркам, совсем другая юридическая формула лезет в голову. С особым цинизмом - кажется, так это называется?»

Прочувствовали яростный накал либеральных обличителей? Кстати, в газетной статье тоже упомянут двойной убийца Рыбин. Откуда они про него узнали, вряд ли журналист видел наш архивный документ?

Знаете, я нашёл разгадку. Откуда в архивную фальшивку попал этот самый злодейский комсомолец. Из книги того самого писателя Шейнина! Открываем его «Записки следователя»:

Дальше Шейнин пишет как к нему пришёл человек, совершенно подавленный и плохо выглядящий. Под грузом терзаний совести он рассказывает как убил двоих.

Кстати, нигде у Шейнина про комсомольца не написано. Просто раскаявшийся преступник. Как нет и рассказа про растрату государственных денег.

Зато открывается загадка почему в фальшивом документе вместо точного города появилась туманная «Средняя Азия». Да потому что так написано у Шейнина!

«Второе убийство он совершил в 1932 году, в Средней Азии. Он служил тогда метеорологом на горной станции. Поссорившись с рабочим, служившим на станции, он столкнул его в пропасть».

Видите? Если бы документ из архива был настоящим, в книге Шейнина тоже непременно было бы про растрату. Да и в справке Вышинского было бы гораздо больше подробностей об убийствах.

По-моему, картинка вполне однозначно свидетельствует кто у кого списал. Документ нагло перекатан с художественной книжки следователя.

Есть ещё одна неловкость. Прокурор Вышинский вряд ли мог украсть сюжет у писателя. Потому что письмо Прокурора Союза датировано мартом 1937 года. А книжка Шейнина впервые опубликована через год. Вышла в 1938 году в издательстве «Советский писатель»!

Кстати, реальные судьбы пришедших в органы с газетой куда как интереснее выдуманных архивных листовок. Например, Шейнин в газете описывает судьбу уголовника Кости по кличке «Граф».

Это вполне реальный человек, Константин Цингери. Наполовину грек из Ростова. Начинал ещё подростком до Революции воровать на поездах.

Больше того, вспоминают, что Костя пришёл сдаваться не один. С ним явились с повинной ещё ряд воров: Турман, Таракан, Волчок, Король, Цыганка.

Доходит до того, что побеседовать с гражданами приходит лично Вышинский. Беседа заканчивается тем, что воры пишут воззвание к ворам Союза. Сдаваться Советской власти и становиться честными людьми. Можете себе такое представить? Звучит как басня, но это было!

Самое удивительное, «Графу» дают шанс исправиться. Как он и просит, его направляют в Арктику, зимовать с Отто Юльевичем Шмидтом. Поступок почти героический, учитывая тяжелейшие и опасные условия зимовки.

Впрочем, исправление не задалось. Уголовник опять попадает за решетку. Через год освобождается досрочно и едет в новую экспедицию со Шмидтом.

Во время Великой Отечественной добровольцем пошёл на фронт. Воевал в десантах, оказался в плену у немцев.

После Победы устроился швейцаром в московском ресторане. И опять прошлое взяло своё, попадается на карманных кражах у посетителей.

Судьба у бывшего вора не сложилась. Несколько раз опять попадал за решётку. Выходил, пытался начать сначала и опять тянуло на старое. Так ничем путным и не закончилось, но человек явно пытался порвать с прошлым.

Так что очень разные были судьбы у людей. А документик Вышинского про убийцу-комсомольца того, фальшивая бумажка. Как и рассказы современных «Известий» про ужасы тридцать седьмого года.

Вспомним лучше слова замечательного писателя Шейнина из той самой статьи:

Архивные реквизиты документа: РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.887 Л.19

ГРОМИМ МИФЫ О СТАЛИНЕ (МОИ КНИГИ) МОИ НОВЕЙШИЕ РОЛИКИ НА БУСТИ